Желания, приводящие к Гуне страсти

Продолжим нашу беседу о гунах материальной природы. Мы с Вами разобрали гуну благости. Это была самая приятная беседа о гунах. Теперь придётся говорить о не совсем приятных вещах. Но, я думаю, что знание находится выше всего. Поэтому нет причины не изучать вопрос, даже если это изучение само по себе заставляет как-то задуматься о своей жизни.

Всем нам нужна в этом мире какая-то стабильность и гарантия того, что наши желания осуществятся. Если действительно будет так, то мы сможем разобраться, какие желания приносят счастье, а какие страдание. Мы должны быть твёрдо уверены в том, что если чего-то захотелось, значит, по законам существования этого мира, желание обязательно воплотится в жизнь. Если же полной гарантии осуществления наших желаний не будет, то результатом такого устройства мира станет то, что мы сначала будем делать какие-то глупости, а затем станем просить, чтобы за них ничего плохого не произошло. К счастью, так оно и есть, все желания выполняются, поэтому можно с полной уверенностью сказать, что мы живём в справедливом мире. Как следствие понимания этого вопроса, что за ненужные желания придется отвечать, сразу появляется сильная необходимость их контролировать. Чтобы начать контролировать ненужные желания, нужно сначала понять, какие желания нужные, а какие ненужные. Все нужные желания находятся в гуне благости, и мы их уже разобрали, теперь перейдём к ненужным желаниям, которые приносит страдания. Людям в гуне страсти с первого взгляда кажется, что у них всегда будет всё хорошо: «ведь я же понимаю, что делал плохо и прошу меня не наказывать», говорят они. Однако, если наказания не будет, то у нас где-то в глубине психики появится установка, что на самом деле всё может сойти с рук. Для этого мы часто прибегаем к помощи высших сил. Так мы пытаемся просить у Бога прощения за все плохие поступки, однако, часто такие просьбы являются хитрой попыткой обмануть божественное устройство этого мира. Допустим, прощение сработает, и я, совершив плохой поступок, бегу в храм и прошу Бога: «Я каюсь, каюсь», и Бог, как всегда, прощает. Затем, естественно, в голову приходит мысль: «Невозможно в этом мире жить без греха». Но Бог — всемилостивый, значит, мы будем грешить и затем просто каяться. В этой логике не хватает одного звена: как самому Богу нравится такой стиль нашего существования. Ведь, если ему все-таки не нравится, что мы хитрим, в этом случае нет никаких шансов что-то понять и исправиться. Однако, мы часто действуем в этом стиле и хотим перехитрить законы этого мира, но они гораздо хитрее нас.

ЧИТАТЕЛЬ: Что же выходит, мы ничего не должны просить у Бога?

АВТОР: Мы должны обязательно полагаться в своей жизни не на себя, а на Бога. Однако мы должны просить у Него того, что принесёт нам истинное благо. Самое высшее благо — это желание жить не для себя, а для Бога. Поэтому мы должны просить у Бога, чтобы Он нас научил Ему служить с любовью и преданностью. Однако, эту истину очень трудно понять человеку в страсти, который всегда ждёт от любого действия материального, а не духовного счастья. Он даже раскаивается перед Богом с тайным умыслом материального счастья. Оказывается, раскаяние тоже бывает в благости, страсти и невежестве. Только раскаяние в благости действительно приносит избавление от страданий.

ЧИТАТЕЛЬ: Как определить искренность своего раскаяния?

АВТОР: Только по результату раскаяния можно определить его искренность. Если после раскаяния человек опять повторяет свой греховный поступок, то это значит, что раскаяние было не искренним.

Человек в благости помимо избавления от страданий просит у Бога научить его больше не поступать так плохо. Человек в благости не хочет избежать ответственности, поэтому он просит дать ему разум, чтобы научиться жить правильно, а затем, получив правильное понимание вещей, изо всех сил старается больше не грешить. Таким образом, настоящее раскаяние в благости приводит к тому, что человек перестаёт грешить. С другой стороны, раскаяние в страсти означает тайный замысел использовать Бога для хитрого удовлетворения своих корыстных желаний. Так рождается вера в Бога в страсти.

Вера в Бога в страсти — это попытка использовать Его для удовлетворения своих материальных желаний. Такая на первый взгляд духовная деятельность насквозь пропитана эгоизмом и находится в страсти. Подобная религиозность ничего общего с настоящей духовной практикой не имеет. Это подтверждается в «Бхагавад-гите», 18.34:

«Однако решимость, с которой человек стремится насладиться плодами религиозной и экономической деятельности и таким образом удовлетворить свои чувства, находится под влиянием гуны страсти, о Арджуна».

ЧИТАТЕЛЬ: А зачем тогда вообще верить в Бога, если не для того, чтобы быть счастливым?

АВТОР: Правильно, мы верим в Бога для счастья. Но наше счастье не всегда становится счастьем для всех живых существ, находящихся рядом с нами. Корыстное счастье в страсти и невежестве приносит всем окружающим страдания, поэтому не может поощряться Богом. Таким образом, если мы просим у Бога счастья, то это ещё не значит, что Он поможет нам жить в невежестве и, например, насиловать малолетних. С этим всё понятно. Но страстное желание купить более современную стиральную машину с дистанционным управлением, что оно делает плохого окружающим? Во- первых, для покупки придётся больше работать, что украдёт время у семьи. Во- вторых, от жадности к объекту своего материального желания тратится больше психической энергии, что создаёт не только в семье, но и в обществе всеобщую нервозность. Поэтому все корыстные желания на самом деле рождают насилие над окружающими людьми и Богом не поощряются.

Гуна страсти при отсутствии желания бороться с ней закономерно рождает гуну невежества. Например, в случае чрезмерного оснащения квартиры техническими приспособлениями облегчающими быт у некоторых людей появляется желание в полном невежестве лежать целый день на диване. «Это же счастье, когда в квартире все делается само» — так они думают, а наши дети тем временем начнут перенимать это поведение и захотят счастья в невежестве и жизни за чужой счёт.

Posted in Рекомендации по питанию.